15
.12.2017
сделать стартовой Вернуться на главную страницу Отправить нам сообщение
 
Главная страница сайта
Положение о премии
Краткое описание процедуры прохождения
Партнеры
Лауреаты премии
Публикации
Оргкомитет
Оcновные даты

СИМВОЛ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРЕМИИ В ОБЛАСТИ МЕДИАБИЗНЕСА
«МЕДИА-МЕНЕДЖЕР РОССИИ»

____________________
 
Guzei.com - сайт о радио
____________________
Журнал о медиабизнесе
«Новости СМИ»: свежий номер

ЗДЕСЬ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА
 

 

 

 

 


 

 
 

Ашот ГАБРЕЛЯНОВ, основатель медиаплатформы Babo: «Включать мозги и анализировать»



Журнал НСМИ встретился и поговорил с основателем медиаплатформы Babo Ашотом ГАБРЕЛЯНОВЫМ. Обсудили военные конфликты и работу журналистов в горячих точках, коснулись актуальнейших вопросов о пропаганде и лжи в СМИ, а также не обошли стороной новую медиаплатформу.

Действительно ли «большая тройка» теряет аудиторию? Ведь, по данным той же «ТНС Россия», их программы – наиболее рейтинговые.

Большой пласт аудитории с федеральных каналов отсекается на кабельные, на сегментированные каналы, на каналы, рассчитанные на определенный контент и определенную аудиторию. Например, есть «Первый канал», появляется десять тематических каналов, и, естественно, люди начинают смотреть то, что им нравится, не только «Первый», но и другие телеканалы.

Но в какие-то моменты все смотрят «Первый канал»...

Здесь вопрос в продукте. Если «Первый канал» показывает суперрейтинговый сериал, то его будут смотреть. Скажем, ТНТ делает рейтинг на том же «Физруке». Если канал продолжит производить и показывать этот сериал, то у его будут хорошие цифры, он удержит аудиторию. Но если появиться еще 30–40 каналов с качественными сериалами, то аудитория, которая их смотрит, начнет растекаться и каждый будет выбирать то, что он хочет.

Известно, что у телеканала LifeNews, который вы создавали и которым руководили, есть большой опыт по работе в горячих точках – Украине, Сербии и других. Дайте совет, как работать в таких горячих точках? Можно ли снизить риск для журналистов?

Вы знаете, чем отличается профессиональный журналист от непрофессионального? Профессиональный журналист всегда на передовой. Насколько бы сложной ни была ситуация, он окажется в горячей точке и будет показывать наиболее важное из того, что происходит в данный момент. Сейчас на Украине идет война и самый востребованный контент – информация из ее горячих точек.

Так вот, журналисты телеканала LifeNews работают профессионально, потому что они оказываются в горячих точках и показывают то, что там происходит на самом деле. Они действительно оказываются там для того, чтобы показывать правду, а вовсе не для того, чтобы на них напали. Так получается, что это происходит постоянно, поскольку по отношению к российским СМИ на Украине наблюдается довольно агрессивный настрой со стороны местных средств массовой информации, чего, кстати, нет в России. Я не могу себе представить, чтобы в Москве, например, российские журналисты нападали на украинских, это абсурд. Но там подобное происходит регулярно, тем более, когда служба безопасности Украины официально заявляет, что телеканал LifeNews является для них проблемой номер один. Конечно, они настроены очень агрессивно, потому что Life постоянно рассказывает и показывает ту правду, которая не нравится украинским властям. Естественно, они стараются максимально ограничить доступ наших журналистов к информации.

Как работать в таких условиях?

На мой взгляд, самое важное в таких ситуациях – не поддаваться эйфории, соблюдать все необходимые законы работы журналиста. Например, самый простой закон: журналист никаким образом не имеет права принимать участие в боевых действиях. Чтобы вы понимали, принятие участия в боевых действиях для журналиста – это даже случайное прикосновение к автомату. Если он хоть пальцем дотронется до оружия – это уже считается участием в военных событиях. Этого делать категорически нельзя. Задача журналиста – освещать событие максимально объективно. Это то, что LifeNews делает профессионально изо дня в день.

Во время вооруженных конфликтов могут возникнуть крайне непростые ситуации. Например, тех же журналистов LifeNews пытались обвинить в терроризме. Как решать подобные вопросы?

Все очень просто. На нашей стороне помогают все, на их стороне не помогает никто. Скорее, наоборот, там только вредят.

Знаете, в ситуации, которая тогда произошла, вопрос помог решить Рамзан Ахматович Кадыров, за что ему огромное спасибо. Я до конца жизни буду благодарен за то, что он помог достать наших ребят.

Конечно, информационный шум касательно любой подобной истории помогает привлечь внимание к проблеме. Я думаю, все завершилось благополучно в том числе благодаря помощи наших коллег с российских каналов и СМИ, всех, кроме «Эха Москвы» и ряда определенных ресурсов, которые только вредили.

Тогда представители российских СМИ действительно проделали очень большую работу. Вы видели, как прекрасно они поддерживали компанию Save Our Guys, которая очень сильно сработала на создание информационного шума и помогла донести до украинских властей, что если с нашими ребятами что-то случится, то будет еще больше шума и, в том числе, это негативно отразится на имидже их страны.

По украинским событиям стало видно, как много в СМИ лжи, дезинформации, фейка. Довольно сложно разобраться, где подтвержденная информация, а где вымысел. Как понять – и журналистам, и обывателям, – где правда, а где ложь?

Самый простой способ – думать и анализировать. Если вы будете свято верить во все, что говорят СМИ, велика вероятность того, что какую-то информацию действительно получите от ряда недобросовестных средств массовой информации. Поскольку во время любой войны существует пропаганда, самый простой способ – это включать мозги, пытаться анализировать происходящие события и читать между строк. Необходимо самому пытаться понять, что в действительности происходит, и получать максимальное количество информации с разных сторон.

Почему появилось так много СМИ, транслирующих фейковую информацию? Есть ли в СМИ система защиты от подобного контента?

Я не могу отвечать за СМИ, в которых не работал, но точно знаю, что наши коллеги на других каналах очень серьезно подходят к проверке информации. Я не исключаю, что могут возникать ситуации, в которых возможно появление информации, не соответствующей действительности. Но если такое происходит, то с очень большой долей вероятности не специально. Например, может ошибиться редактор.

Новости – это оперативный процесс, очень важно показать событие первым. Часто в попытке оперативно дать информацию и опередить конкурентов редактор может не проверить информацию или проверить только два источника из трех и потом окажется, что данные не соответствуют действительности. Но, когда информационная ситуация настолько напряжена, СМИ стараются в несколько раз жестче проверять информацию и ее источники и давать только объективные факты.

В чем особенности вашего нового проекта – медиаплатформы Babo?

Аналогов нашего проекта в мире нет. До конца года мы планируем запустить международное информационное агентство по сбору контента, а также начать продажу подписок телеканалам. На сегодняшний день у нас есть три контракта: с LifeNews, с Russia Today и с «360° Подмосковье». В планах – увеличить количество контрактов в три раза до конца года. Подпишем контракты не только с российскими компаниями, не только со странами СНГ, но и с Европой и Америкой. Несколько контрактов уже в стадии переговоров.

Мы постоянно развиваемся. Понятно, что это стартап, понятно, что абсолютно новый бизнес и неосвоенная ниша. Подобного продукта нет нигде. Конечно, изобретать и продавать новую систему значительно сложнее, чем просто выйти на рынок с каким-то понятным продуктом. Продукт новый, его надо протестировать, люди должны понять, что он необходим, что он работает, и только после этого начнутся реальные продажи.

Что может понадобиться каналам и информационному сообществу от платформы?

Мы всегда прислушиваемся к мнению наших клиентов. У каждого телеканала, у каждого профессионального коллектива из тех, с которыми мы работаем, есть свой опыт, исходя из которого они дают нам рекомендации по улучшению нашей системы. Если в том, что они говорят, мы действительно видим потенциал для развития проекта, то мы это интегрируем, мы вкладываем деньги и развиваем это.

Как вы смогли добиться таких результатов? Не у каждого получается увидеть новую нишу или потребность в еще не существующем продукте.

Пока рано говорить о каких-то значительных успехах, мы еще на старте. Нам с вами надо пообщаться об этом через несколько лет. Надеюсь, что все получится, и тогда можно будет сказать, что российская компания вышла на международный рынок. Мы делаем для этого все необходимое.

Недавно я летал в Нью-Йорк на переговоры с крупными американскими медиакорпорациями. И планирую, что мы сможем договориться о партнерстве с крупными международными брендами. Сейчас наш самый крупный международный бренд – это Russia Today, но существует огромное количество международных, транснациональных СМИ, которым это было бы интересно.

Какая информация вам необходима о зарубежных рынках рекламы, коммуникаций?

Тренды, самые успешные проекты, стартапы – читать про это мне было бы интересно. То есть про проекты, которые хорошо развиваются, проекты, которые хорошо проинвестировали крупные американские фонды, проекты, которые показывают хорошие показатели по росту аудитории и росту количества и качества контента, про крупные сделки, продажи, покупки. Когда ты владеешь информацией, ты держишь руку на пульсе и можешь анализировать.

В чем особенность ТВ в США, что мы можем у них взять?

Сравнивать телевидение США с нашим нельзя, поскольку там совершенно другой рынок. Там очень много классных проектов, идей и всего чего угодно. У нас просто физически нет такого объема рынка и такого объема рекламы. Для того чтобы запускать подобные проекты, у нас в стране нет соответствующего рынка потребления и нет денег. То есть для американцев несколько десятков миллионов долларов на медиапроект – это совсем не большие деньги. У нас в принципе невозможно найти такие средства на медиа, их нет на рынке.

Разумеется, у них нужно учиться, смотреть, изучать какие-то тренды. Но я оттуда ничего не брал, наоборот, я хочу привезти им свою идею и продать ее. У меня другая задача. Я не хочу что-то купить там и привезти сюда, я хочу создать что-то в России и продать там.

Ваш прогноз на 2015 год?

Он настолько непредсказуем. Я не могу даже приблизительно что-то спрогнозировать. За один день доллар подскочил на 30%... Думаю, далеко не все экономисты понимают, что сейчас происходит.




« вернуться
Адрес офиса: Россия, Москва, ул. Правды, дом 24, стр.4, оф.218
Для корреспонденции: 141014, г.Мытищи-14, а/я 34
Тел./факс: (495) 741 49 20/ 05/06
e-mail: mmr@medianews.ru